Одержание
+7(495) 979-7655

Одержание


Вы когда-нибудь видели то, что называют  одержанием?

Нет?

Забавная это штука, скажу я вам. Очень любопытно для общего развития посмотреть на это со стороны. Наверное, так же, приоткрыв  рты, смотрят студенты медики, которых в первый раз привели на практику в психиатрическую больницу. Но студентам как-то проще. Перед тем как вести их в психушку, им должно быть, говорят о том, с чем они будут иметь дело и зачем им все это показывают. А вот мы столкнулись с этим явлением неожиданно.

 

Девушка была хороша! Яркая брюнетка с правильными чертами лица, без преувеличения – красавица. Но сама к нам она приехать уже не могла. Ее привезла мать на такси, поскольку поездки в метро были Людмиле уже не по силам, ни самой, ни даже в сопровождении.

А произошло следующее: После знакомства и непродолжительного романа с одним молодым, но уже известным писателем, автором фэнтэзийных романов у Людмилы начались  галлюцинации. Неведомые голоса постоянно говорили ей что делать и что не делать, комментировали ее поступки, ее взаимоотношения с матерью и сестрой, с друзьями и коллегами. Впрочем друзей и коллег скоро не стало, потому как работать Людмила уже не могла, а общаться с людьми не хотела. Ведь голоса навязчиво рекомендовали, а порой и категорически настаивали на том, чтобы Людмила совершала глупости и непристойности.


Какое же тут общение с людьми…

Вы скажите – шизофрения?


Наверное, вы будете правы, но девушка категорически отказывалась обращаться к врачам. Да и приехать к нам ее уговорили с большим трудом…

 

Психиатрия – не по нашей части. У нас бывают  случаи, когда к нам обращаются  люди явно не в себе, в основном это люди с неврозами,  явного психотика мы видели у себя на приеме впервые.

Сразу предупредили что шансов мало, но ее мать настаивала. Пришлось засучить рукава…

 

Людмила не просто общалась с этим писателем, это был не просто роман. Человек с богатейшим воображением, увлекающийся, конструирующий миры своих героев и живущий их жизнью, невольно ее кодировал. Это было неизбежно, потому что Людмила и без того вступала в резонанс со всем и со всеми.

 

Человек далекий от наших методов и  нашей терминологии, сказал бы что она очень впечатлительна и столь же внушаема и был бы прав

А  писатель был так ярок, он так хорошо умел рассказывать, заражать своим видением, своими образами… Да и личный интерес сбрасывать со счетов тоже нельзя.

 

Снять кодирование – это пустяк, но вот разрыв энергоинформационных каналов связывающих девушку с воображаемыми мирами, по сути эгрегорами, порожденными  воображением писателя занял  около двух часов и был очень болезненным. Девушка то плакала, то кричала, то истерически смеялась,  и это все повторялось по кругу.

Потом в сопровождении матери Людмила уехала домой.

 

Женщина, сидевшая в другой комнате и только слышавшая то, что происходило, после сказала нам, что будь она не в курсе происходящего, решила бы что за стеной происходит оргия.

 

После этого мы встречались с Людмилой  еще несколько  раз.

Она продолжала слышать голоса, но голоса  уже не столь сильно  ей досаждали. Через какое-то время она нашла работу, но, к сожалению, у фирмы, в которой она стала работать, начались проблемы, и Людмила попала под сокращение.

Конечно, ситуация не прошла для Людмилы бесследно. Мы не боги, а обращаться к врачам Людмила отказывается наотрез. Сейчас имеется значительное улучшение  состояния, но время от времени, «голоса» возвращаются на несколько дней. Происходит это обычно в те дни, когда девушка нет-нет, да и возьмет с полки книгу своего бывшего бойфренда…